Topolino

кажется, это должно некоторое время побыть верхним постом

пусть же оно и побудет оным некоторое время - по крайней мере пока не закончу текущую вещь, - будучи притом цитатой из моего любимого Доде, предварительным словом к "Бессмертному":

"...Я НЕ ВЫСТАВЛЯЮ, НИКОГДА НЕ ВЫСТАВЛЯЛ И НЕ ВЫСТАВЛЮ СВОЕЙ КАНДИДАТУРЫ В АКАДЕМИЮ"

И еще одна цитата - из М. Лунина:
"Когда речь зайдет о добродетелях, займем последнее место; когда коснется ума, займем то, которое назначило нам Провидение"

И из песенки:
Le monde va mal, mais que puis-je y faire
Avec mes coups de gueule, mes calembours -
Ni politicien ni militaitre
Je n'suis qu'un troubadour.

Si je me mets à chanter l'amour
On me dit comment tu oses
Souffler les pétales d'une rose
Alors qu'il y a dans le monde tous ces morts?
Si je me mets à chanter la guerre -
"Aux armes citoyens"
Tenant des solgans révolutionnaires -
On sait comment ça s'termine à la fin.

Au lieu de vivre aujourd'hui je préfère
Chanter en attendant demain...

(Рене Гальярд)

Ну дык, это все было мое писательское кредо, а кредо пожизненное очень просто - Credo in Unun Deum, etc до последнего амен.
"Остальное фигня"
Topolino

Про этот этап немного

Этот этап Дороги - от Шерешева до Воли-Гуловской и Демблина - наверное, самый "священнический" получился у нас. Очень много добра мы видели от местного клира - совершенно того не ожидая, совершенно на то не рассчитывая, просто приходя в плебанию или в храм за очередной печатью в креансьяли. Начиная от Шерешевского отца Яцека, который нас кормил завтраком (яичницей, окороком, домашним сыром), продолжая прочими - Дариуш в Лосице долго возился с нами, размышляя, куда бы нас деть, нас вписал у своей прихожанки пани Чеславы, которая в итоге нас всех, включая Дариуша, потчевала настоящим пиром, включавшим в себя и бутылку виски, которую мы под паломнические байки с радостью и уговорили... А какой замечательный кармелит отец Анджей, по совместительству байкер, оказался в святилище в Воле-Гуловской! Помимо того что он нас устроил на ночь в паломническом доме и кормил, он еще и бесплатно принял для мессы все наши интенции (2 листа А-4 мелким почерком), внимательно их при этом прочитав, чтобы служить не вслепую. (Месса была 8 июня в 10 утра по Москве). Это было мне научение за мою давнюю, с Фижака еще из Франции, идиосинкразию к кармелитам как друзьям паломников - там нехорошая получилась история, обидная и глупая, и я тайно не верил, что у кармелитов нам светит что-нибудь хорошее. Вот так Господь лечит глупые головы!

Надо сказать, что в Волю-Гуловску мы добрались под проливным дождем, успели ворваться в открытые последние 3 минуты двери святилища, найти брата Анджея... И уже после всего, мокрые, дохлые, выходя с вещами от него, чтобы где-то устроиться, увидели аккурат над святилищем обетование - очень точно очерченную радугу. Это было настолько ярко про нас всех, про наши интенции, и так точно, до минуты, рассчитано все, что сразу захотелось крикнуть всем тем, кто нам интенции доверил - ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО! НЕ БОЙТЕСЬ. Вот, спустя пару недель тихонько кричу это письменно.

В Демблине, надо сказать, нас ждал прекрасный паломнический хостел с ужином, все - устроенное силами местного отца Томаша, о чем мы даже вовсе не просили, хотя не очень понимали, где именно в Демблине ночевать и как там быть. Но все равно условным "сакраментальным" окончанием нашего этапа решено считать Волю-Гуловску. Вот такая там чудотворная икона, смотрите - очень хорошая... С яблочком. С улыбкой.
В следующий раз (осенью уже этой) наша пачка интенций будет, Бог даст, в Ченстохове. А пока мы идем.

Хочу кое в чем признаться мирозданию. Через Бяловежу, через все Подляшье (про которое нужно отдельно рассказывать - настолько оно само свое, ни на что не похожее, как говорил Яцек - "И не Польша даже вовсе"), через Малую Польшу шагали мы, ежедневно дивясь, что за странный народ поляки. Часы переводить не хотят, живут, очевидно, с поправкой, как на корабле... Ежели священник говорит, что месса в 7 - смело приходи в 8... Ежели на магазине написано, что он работает до 21, спокойно приходи в 22, будет открыто... Вот же дикий народ, дети лесов, им легче ту поправку держать в голове, нежели просто часы перевести... И только в последний день под Демблином до нас дошла наконец очевидная мысль - что дураки-то есть, но что их тут только двое, а не целая страна. И что если кто не перевел часы (понадеявшись на то, что наши мобильники сделают это сами) - так это МЫ. И сталбыть, успевали мы везде чудом ровно потому, что выходили на час раньше решенного. А бедную пани Чешу, пожилую женщину, и вовсе подняли с постели в 5 утра вместо 6, потому что она нас еще и завтраком кормила... И ведь не шелохнулось ничто в наших умных головах, когда хояйка жита, встретив нас на пороге в 7, спрашивала, что это мы так рано выходим... И то, что на всех часах во всех домах и на храмах... тоже не навело на мысль. Но если бы не наша великая сообразительность, не успели бы мы так на конец мессы в Воле, и на утреннюю бы опоздали, и интенции в пустом храме не успели бы принести Святой Деве. Так что, ясно дело, "все содействует ко благу" - а просветление пришло к нам в единственный необходимый момент, ровно на конце пути, когда мы были завязаны на утренний поезд для выброски к границе.

Какие красивые в Польше - по крайней мере на том участке Польши, по которому мы сейчас шли - леса! Рек хороших, интересных водоемов нам и вовсе не встречалось, кроме разве что грязноватого Бужа, через который нас перевез на ручном пароме соратник Харона в Мелнике. Зато вот леса! Даже по выходе из Пущи, где мы, правда, увы, не встретили зубров, леса стали еще лучше - чистейшие сосново-буково-березово-дубовые, с очень старыми деревьями, совершенно золотые. Купленный в первый же день в Бяловеже репеллент честно исполнял свою задач - репеллил. Самим своим присутствием, не разу не использованный, он отгонял паразитов - их просто не было, они исчезли, как только мы перешли границу на пешем Бяловежском переходе (наверное, лучший опыт перехода границы в моей жизни - пешая дорожка, деревянные домики заставы, пустота и лес кругом). Вместе с паразитами ушло и ненастье - в Бяловеже запоздало просыпался жуткий град с градинами величиной с грецкий орех, после чего тучи грустно ушли на восток, а нас ждало почти сплошное солнце и притом прохлада, так что мы не сгорели (в отличие от прошлого этапа), не простыли (в отличие от него же) и вообще никак серьезно не покалечились, если не считать обычных проблем с ногами, которые (ноги) честно молились как умели со всеми вытекающими.

Вот вам радуга над Волей-Гуловской, какой мы ее увидели, едва вышли изнутри на свет - а тут - "Потопа больше не будет!". Очень

Collapse )
la concha del Camino

The Road goes on and on

Ну вот, друзья, послезавтра мы продолжаем Дорогу от польской границы дальше в сторону Ченстоховы (через Радом, Демблин). Для нас это, наверное, до самой Ченстоховы - все тот же самый этап (Пуща - Подляшье - Малая Польша), просто ненадолго прерванный, так что мы понесем дальше эти же ваши интенции, которые собирали месяц назад. Но если у кого-то появилось что-то новое и срочное, то пишите комментарием, мы дополним список и... постараемся идти хорошо. Комменты, конечно, скрыты.

Собственно, если кто-то чего-то от меня хотел, то успейте это за сегодня и завтра, хорошо? А то потом Бог весть когда.

А я вот вам покажу храм, в котором была месса в наших этих всех интенциях 8 мая. Это Шерешево, костел Святой Троицы, 20 км до польской границы. Замечательный настоятель о. Яцек из Миссионеров Винсента де Поля служил.

DSCN2281

la concha del Camino

Паломнички опять пошли. Давайте интенции.

Наверно, уже пора. Три дня до выхода. Продублирую и сюда (раз в полгода выйдя для этого даже и в ЖЖ).

Друзья, мы с Петром снова идем в Дорогу Иакова. Если помните прошлый этап и как мы дотащили на поломанных ногах ваши и наши интенции - так вот в этом году, даст Бог, ног не поломаем, но таки паломничество лучшая молитва. Я поражаюсь сейчас, глядя назад, сколько из наших просьб о себе и других было услышано! Поэтому если кому чего нужно - давайте, пишите сюда - комментарии скрыты - донесем докуда сможем. И у нас в этом году тоже очень важные просьбы, так что дай Бог дойти с ними, а не доползти!

Те, кто уже конкретно сообщил свои интенции (брат-Мари, Стася, Алина Бадд, Алина Трубицина, Денис с Аленой) - вы не дублируйте, все схвачено)))

Друзья, пожалуйста, еще говорите как можно конкретней, а не "за мир во всем мире" или "пусть у А. все будет хорошо" - чем конкретнее сформулирована интенция, тем проще ее вспоминать в Дороге, тащить ко Господу, поверять. В общем, УЛЬТРЕЙЯ нам всем.

АПДЕЙТ. ЛЮДИ, все, что вы написали до сего времени (четверг, четыре часа дня) схвачено и получено и с собой взято. Аминь. Вспоминайте путешествующих нас тоже.

Topolino

Стихохранилище




пачка стихов со времени последнего перерыва

***

Те, кто вернулся с войны
Расскажут нам о войне
Мы знаем о ней лишь от тех,
кто все же вернулся с войны

Collapse )

Topolino

И пошли в стихохранили-ще в надежде все сложить

Коль скоро я восстановил тут пароль от ЖЖ, эввива! - восстанавливаю и свю хранилку для стихов. Сюда сейчас ка-ак сложу, что накопилось. Пусть одним постом будет - легче искать, а то в фейсбуке надо отматывать Бог весть сколько километров ленты назад, чтобы найти искомое. Хоть чем-то жж удобней - системой тегов. Итак, хранилка.




Посвящение

Друзья из прошлой жизни моей, с той стороны Луны,
Когда мы окажемся, дай-то Бог, с одной стороны войны,
Когда мы окажемся - наугад - с одной стороны стекла,
Я так хотел бы тогда сказать, что прошлая жизнь прошла.

Collapse )

la concha del Camino

Отчет-о-проделанной-работе

Только что пришли. То есть приехали. То есть приехали оттуда, докуда дошли, и с поезда на работу, еще ничего, кроме Дороги, не кажется реальным. А дошли мы - отчитываюсь - с Чаусов до Несвижа, то есть практически всю Беларусь от края до края, остался еще где-то недельный кусок через Пущу до польской границы (скорей бы! Вот бы в этом году еще! Дорога затягивает... сходить с нее очень трудно, пока что кажется совершенно нереальным, когда ракушка снята с рюкзака и трекинговые палки примотаны к его боку). Сейчас отчитаюсь бегущей строкой перед всеми, чьи интенции мы с собой несли, а рассказывать об удивительном будем потом, по ходу выкладки фотографий.

Первое. Ребята, мы дошли обещанный кусок Дороги святого Иакова своими ногами, и это было реальное чудо. Потому что так тяжело никогда еще, кажется, не было, и дело вовсе не в весе (ну, изрядный вес, тут не Испания, пришлось нести и палатку, и кухню-горелку, и так далее, но ничего экстремального), не в расстояниях (30-35 км у нас выходило в день, опять же не впервой). Это было что-то мистическое. У меня в первый же! в первый день травмировался бедренный сустав, да так, что ни шагу ступить без слез, мы всерьез думали о том, как выбираться, как добраться хотя бы до ближайшей деревни с остановкой автобуса и эвакуироваться в какой-нибудь город в травмпункт. И только ваши интенции - тот факт, что вы их нам доверили и мы не имеем права позорно сойти с пути - послужили поводом к чуду. Мы ОЧЕНЬ громко воззвали, и нас услышали, на следующий же день я уже мог ходить, хотя и хромая, еще через день - почти нормально, а теперь просто все хорошо. Следующим повредил ногу Петр, и тоже довольно серьезно, половину пути он шел на обезболе. Но МЫ ДОШЛИ. В очередной раз сим подтверждаю, что молитва материальна, что молитва ногами материальна вдвойне, что Дорога - явление мистическое, и что нас слышат. (Что не отменяет необходимости посетить по прибытии травмпункт и узнать, что с ногой, то есть с двумями… ногами. По одной на каждого).

Второе. В пути было много малых чудес. Еще раз скажу, что наша Московская Дорога Иакова ничем не отличается от французско-испанской нахоженной, в этом году было особенно ясно, насколько это один и тот же великий Путь. В том числе - по силе и реальности отдачи, отзыва, ответа. Но как мы отметили день св. Иакова! О, как мы отметили день св. Иакова! Самым долгим и трудным для нас переходом из имевшихся и неожиданно роскошным кровом на ночь, где мы, не в силах до ванной дойти, валялись задрав ноги и вкушали коктейли... а наутро захромали на воскресную мессу)
А еще Беларусь очень - правда очень! - похожа на Кастилию. Ну разве что природа менее южная и менее… бесплодная, но и здесь уже очень заметно, что движемся мы на юго-запад, и изрядно продвинулись - где-то на середине нынешнего этапа, в Осиповичах, мы отмечали первую пройденную тысячу километров. Деревья южные - огромные клены, другие дубы, другие сосны, арбузы у селян на огородах, которые успевают вызреть как следует.
Люди. Очень хорошие. Ни одного плохого человека нам за всю Дорогу не встретилось! А еще нас впервые принимали у себя в доме местные жители, люди из католического прихода в Вынищах, просто так позвали к себе ночевать паломников - у меня много такого опыта во Франции, Испании (особенно во Франции), а тут вот… впервые, и даже в этом Дорога не отличается от ее более западных частей.

Третье. Наконец-то наши креансьяли украсились печатями католических приходов! Священники кто удивлялся (в Бобруйске), кто почему-то нет, как будто через них в Сантьяго каждую неделю ходят (в Осиповичах), но все были неизменно добры к нам и щедры на паломнические благословения. На силе этих благословений, возможно, мы таки и смогли доковылять и донести свои и ваши интенции - вот до этого самого алтаря несвижского храма Тела и Крови Христовых, да, до алтаря Божьего Милосердия, где у ног Милосердного их и оставили в специальной корзиночке с интенциями. Решили, что это будет куда лучше, чем по нашей самоустановившейся традиции сжигать их после прочтения в храме в точке завершения этапа.

DSCN5920

la concha del Camino

Напишу и сюда - про Дорогу

Ну, наверное, уже пора. Паломнички зашевелились. Через три дня в путь-Дорогу. Поэтому давайте, люди, пишите нам сюда или личным сообщением свои интенции, которые мы честно понесем и донесем... докуда сможем, и во всех храмах по пути оставим (а в этом году у нас по пути будет больше действующих храмов, чем в прошлом - вступаем в весьма католические земли!).

Печать нам в св. Ольге поставили. Стучаться по дороге в приходы в надежде на всяческое содействие (попить водички, а то переночевать негде) тоже будем. (вы хто? - мы поломники... идем поклониться мощам святого Иакова... - Но у нас нет мощей святого Иакова! - ничего, у нас с собой... Открывайте, а то сейчас все вам поломаем...)

В Дороге будем мы без всяких там интернетов - берем телефоны старые типа "гробик не разряжающийся, он же будильник", звонить и принимать звонки тоже не будем, ну вот разве что смс-ки иногда. Заберемся в глухие места, где, возможно, и роуминга-то никакого не будет. Пойдем с бумажными картами, с ручкой-блокнотом для заметок (править описание Дороги по ходу), в общем, счастливо исчезнем из цивилизации на 2 недели с хвостиком, поэтому интенции лучше давайте до вечера пятницы, а то мы просто не успеем прочесть и записать себе...

Сова, твою интенцию я помню все время, ну и наши собственные всегда с нами! А остальные - давайте, друзья. В прошлом году мы много тяжелого с собой уносили, и несколько чудес было, малых и побольше... Дай Бог и в этом будет. Реальность будет опять преобразовываться и созидаться по пути.

Комментарии скрытые, так что пишите что есть, публично отображаться не будет ничего.

Перед уходом: люди, все, что вы написали, я сохранил и беру с собой. Вот. (пятница, час дня)

Topolino

Хранилка для стихов. Выздоравливаю)

В здравии и в болезни

Как на деревню пишущий
В неназывную синь -
Перед рассветом дыщащий:
Три. Два. Аминь.

Жизни по чайной ложечке
Пей, чтобы тихо спать.
Вот и еще немножечко.
Будет день опять.

Кто-то чуть слышный, найдя наш дом,
Тихо подходит снизу -
То ли посланник с твоим письмом,
То ли гонец из Пизы.

Мы ли стояли к огню лицом,
Бегали по воде -
Только, конечно, перед гонцом
Нету взрослых людей.

Кто там священной малости
Сам попросить не смог -
Господи наш, пожалуйста,
Пусть сегодня - письмо.

+++

Доктора имеют свойство болеть,
Воскресители - умирать.
Так священник алчет веры и так
Без сапог сапожник сидит.

Будь спокоен - твое единственно то,
Что ты можешь кому-то дать.
Будь честнее - твое единственно то,
Что отнимется у тебя.

Ничего не бойся - так страшен страх,
Что за ним не страшно уже.
Потерявший себя, это верный знак,
Что ты действительно есть.

Topolino

стишочков последних урожай - хранилка

***
Я знаю, в чем тут засада: ты не чувствуешь Бога,
Поэтому тебе страшно - постоянно - хотя бы немного
Поэтому тебе больно - в том числе в Него верить,
Как плыть по ночному озеру, не чуя, где берег,
Как ноги сбивать о дорогу, не ведая, где Сантьяго -
Пилигрим-терпеливец, безропотный, как бумага,
На которой пишут, чтоб исписать и закончить -
Чем больше твой след петляет, тем труд веселей для гончих.

Видишь, как получается - чем больше любишь и хочешь,
Тем ощутимей течет сквозь пальцы водою ночи,
Без продолжения в вечность и праздник уже не праздник
А Ты-то, говоришь, Ты-то - зачем меня жизнью дразнишь -
Посадить в середину жизни и гнать эту воду мимо -
К нЕвесть какому устью, вперед, неостановимо -
Как гнать от воды того, кто и хлеба уже не просит,
Как обнимать того, кого собираешься бросить.

Но я говорю - кричи, не кричи, все равно расслышит.
А что, если эту книгу ради концовки и пишут,
И когда сходит с нас слоем за слой наша кожа,
Останется на палимпсесте то, что еще дороже?
Возьми, что вместится в руки. Соедини, что было.
Выйди за поцелуем. Окажись здесь в полную силу.
И, пока ты тянешь Фомою еще не познавшую руку,
Хлеб становится хлебом. Звук становится звуком.


Пятидесятничное

Видишь, сердце, моя птица,
Как огонь к огню стремится
Снизу вверх - соединиться,
И встречается с огнем,
И огонь огонь рождает,
И в огне его сгорает
Все, что знали мы о нем.

Что мы знали, чем мы были -
Всё друг друга хоронили,
Раньше смерти хоронили,
Наполняя страхом плоть,
Но в огне и смерть пылает,
Чем-то бОльшим стать желает,
И бросает- оставляет -
Илия свою милоть,

Восходя все выше, выше,
До огня над плотью крыши,
И огонь повсюду слышен
Вне себя - не побороть -
Плотяные человеки,
Мы не сможем в нём навеки,
Но еще и в этом веке
Сможем знать, что жив Господь.